Савченко
Прислано shilov на Март 12 2016 10:47:06
Я не отношу себя к женоненавистникам, но Надя меня вдохновляет. Вдохновляет на очень внимательное отношение к женской жестокости и неадекватности. Солдаты - вообще особая каста. Это люди, для которых грань между жизнью и смертью отодвинута в ту часть сознания, где объяснения причин и анализ следствий находятся за гранью добродетели. То есть в этой области вообще нет понятия добродетели. Она замещается некоей высшей волей, как бы та не называлась - долг перед Родиной, приказ начальника, личная паранойя.
Расширенные новости
Я не отношу себя к женоненавистникам, но Надя меня вдохновляет. Вдохновляет на очень внимательное отношение к женской жестокости и неадекватности. Солдаты - вообще особая каста. Это люди, для которых грань между жизнью и смертью отодвинута в ту часть сознания, где объяснения причин и анализ следствий находятся за гранью добродетели. То есть в этой области вообще нет понятия добродетели. Она замещается некоей высшей волей, как бы та не называлась - долг перед Родиной, приказ начальника, личная паранойя.

Чем, например, занимается корректировщик огня для артиллерии? В упрощенном виде это действие заключается в том, что человек проводит визуальный контроль взрывов снарядов на территории, подвергающейся обстрелу. При этом, корректировщик оценивает прежде всего промахи. Для него любой промах - это некачественная работа. И вот сидит такой корректировщик с биноклем, видит разрывы далеко от неких групп людей. Кто эти люди - ему как бы фиолетово. Если они одеты в военную форму и при оружии, то можно допустить четкое соблюдение приказа - уничтожать противника. Но вот в потенциальной зоне обстрела появляется съемочная группа журналистов. Журналисты при этом, конечно, со стороны противника. В этой ситуации у корректировщика вдруг возникает морально-этическая проблема - корректировать ли огонь так, чтобы накрыть репортеров, или проигнорировать их работу? Казалось бы, здесь проблема закона, а не морали, но у человека, кроме приказа, есть и свои соображения. Был ли у Савченко приказ - наводить стрельбу на гражданских? Не будем гадать, поскольку это не важно. Если человек в порыве патриотических чувств наводит прицеливание на местонахождение журналистов, он принимает свое собственное, асболютно личное решение - убить людей без оружия.

Можно приводить тысячи причин для ее поведения, но ни одна такая причина не будет оправданной - ни с точки зрения морали, ни с точки зрения закона. Причем, закона с любой стороны. Любая воюющая страна в итоге действует согласно нормам своего национального права и в рамках международных соглашений. Женевскими конвенциями отдельно предусмотрены запреты обстрела журналистов и гражданское население. Посмотрим, а что в национальном праве Украины есть про убийство журналистов. Убивать их тоже нельзя. Могла ли Савченко не знать об этой норме? Вряд ли. Но, даже если и не знала, то, согласно тем же Женевским конвенциям, ответственность несет командование - командир "Айдара", министр обороны, главнокомандующий. Начала ли Украина расследование их деятельности в связи с гибелью российских журналистов? Почему-то нет. Или россияне не являются субъектами международного права? Вполне являются, даже если бы Россия вдруг отказалась от подписанных конвенций.

Но, это все рассуждения правовые. А что из себя представляют личные соображения Нади Савченко? Ведь она, судя по всему, отдавала себе отчет - куда именно упадут скорректированные ею снаряды. И никакие ссылки на то, что она защищала свою страну не прокатывают. От кого она ее защищала? От представителей СМИ страны, с которой Украина даже не находится в состоянии войны - ни де юре, ни де факто. На том злополучном перекрестке присутствовали только граждане Украины и российские журналисты. То есть личная война Савченко - это убийство своих граждан и журналистов. И ничего другого.

Правозащитники в этой ситуации буквально вынуждены признать факт преступления и не препятствовать правосудию. Призывы освободить Савченко вообще лишены логики, ну кроме чисто популистских целей давления на Россию.

Пока не было решения суда, нельзя говорить о том, виновна ли в совершенных преступлениях Савченко, солдат украинского "Айдара". И если ее личные признания, улики прокуратуры и показания свидетелей преступления будут суммированы и учтены, то серьезный приговор не за горами. И, конечно, никто ее не отпустит.

В любом случае, не только перед Савченко, но и перед гражданским обществом в Украине и в России стоит один и тот же вопрос - допустимо ли использование экстраординарных и незаконных военных действий против гражданского населения? Если оправдать действия Савченко, то это открывает очень широкие возможности для всех внутренних и внешних военных конфликтов - вояки будут убивать гражданских, полагая, что "уже можно". Оно нам надо?